Покойный Б.К.С. Айенгар на вопрос «Что самое сложное в йоге?» отвечал однозначно: «Расстелить коврик». Спустя несколько лет после начала практики я наконец начала понимать, что он имел в виду.

Несмотря на то, что йогу больше всего любят переводить как «связь», намекая на связь внутреннего с внешним, личного «я» с «я» универсальным и т.п., мне особенно полюбился перевод «обуздание». Русское слово «иго» происходит от того самого санскритского «йог» и суть отражает замечательно: это нечто, что накладывается, становится обязательным, подчас вопреки естественному порядку вещей.

Моё знакомство с практикой проходило драматично, начавшись в каком-то кришнаитском аюрведическом центре и затем, с большими перерывами, продолжавшись в разных йога-студиях по всей Москве. Мне редко приходило в голову ответить себе на фундаментальный вопрос — «Зачем?».

Зачем йогу йога?
Зачем йогу йога? (Фото: azbukayogi.com)

Обуздание тела и духа в йоге осуществляется по системе, описанной в «Хатха-йога Прадипике», «Гхеранда-Самхите», «Шива-Самхите», «Йога-сутрах» − словом, в смысле техники здесь нет никаких секретов, как и в смысле целей: каждое писание предельно конкретно о них говорит (и нет, это не трёхчасовая ширшасана).

Рассказывать о том, что без духовной составляющей практика асан превращается в «гимнастику йогов», давно стало общим местом, но я всё же позволю себе напомнить об этом. Аштанга-йога рассматривает асаны как равноценную ступеньку в системе, включающей, в числе прочего, и моральную дисциплину, и пранаяму, и медитацию. Меня до сих пор завораживает тот факт, что среди перечисленного моральные правила называются первыми, опережая асаны, а асаны − всего лишь ступень, предшествующая пранаяме и медитации.

Каким образом всё это связано с попытками загнать себя на коврик?

Я очень люблю историю из учебника по социальной психологии. История эта о девушках, работавших над водородной бомбой (да простится мне это сравнение). Им было поручено делать вычисления с помощью арифмометра. Каждой был дан кусок алгоритма, но о конечной цели не рассказывали: проект, как и следовало ожидать, держался в полном секрете. Количество ошибок, которое допускали девушки, сильно тормозило рабочий процесс. Наконец решено было рассказать им о том, над чем они работают. Ошибок сразу стало на несколько порядков меньше, а работа пошла сильно быстрее.

Определить место и роль практики в собственной жизни − нетривиальная задача, но она как ничто другое помогает дать ответы на вопросы, атакующие со всех сторон, как мухи в летний день. Нужен ли мне кирпич/ремень? А не попробовать ли мне бикрам-йогу/йогу Айенгара/аштанга-виньясу/йогу в гамаках? Нескользящие йога-носочки − необходимость или излишество?

На мой взгляд, йога − тот самый случай, когда отношение важнее процесса. Накачать бицепсы, тягая штангу, получится в любом случае, с какой бы эмоцией вы ни пришли в тренажёрный зал. Результаты йогической практики лежат вне физической плоскости, поэтому мотивировать себя продольным шпагатом − идея, конечно, рабочая, но редко долговечная.

Ответ на вышеупомянутое «Зачем?» у каждого будет свой, и в этом смысле готовых рецептов у меня нет. Скажу больше: в то время как для кого-то йога окажется смыслообразующим звеном, кто-то найдёт интересной лишь физическую часть, решив, что духовные откровения − область малоинтересная (сейчас или вообще).

«Правильных» ответов нет, есть лишь принципиальный момент − осведомлённость и осознанность. Добровольное принятие на себя такого «ига», как обуздание не только тела, но и всего своего существа, − шаг дважды ответственный.

Но насколько же проще расстилать коврик, предварительно объяснив себе, для чего это нужно.

Автор: Александра Добрянская. Фото: instagram.com/bodhiimaging. Материал с сайта yogajournal.ru