Кино МакГрегор можно назвать Че Геварой в мире Аштанга йоги, поскольку своей яркой публичностью она бросила вызов некоторым устоявшимся догмам. Для Кино практика йоги «не догма, а руководство к действию», если выражаться языком Ленина. Вот уже больше 15 лет Кино совершает революцию. Только она не строит баррикады, а, наоборот, разрушает. Каждый день. Внутри себя. Аштанга для нее – неисчерпаемый источник вдохновения и процесс пробуждения внутренней силы. Александра Белуза рассказывает, чему учила Кино на семинаре в Москве.  

Во время своего первого семинара в Москве Кино сделала, кажется, всё для того, чтобы вдохновить практикующих аштангу в России. Она разговаривала в Капотасане, смеялась в Пинча Маюрасане, часто шутила про боль, вспоминала, с чего начинала («первые несколько месяцев я не могла выполнить чатурангу») и говорила, что всё гениальное просто: несколько тысяч попыток и всё получается.

«Если вы думаете, что у вас слишком короткие руки или слишком длинные ноги, единственный выход — реинкарнация»

Практика йоги по Кино – это ежедневный внутренний диалог, результатом которого становится как физическая трансформация, так и духовная. У Дэвида Гэрригеса есть концепция пяти друзей аштангиста — дыхание, дришти, бандхи, виньяса и внутренняя осознанность. У Кино МакГрегор — концепция одного лучшего друга. Ваш лучший друг – это вы сами.

«Дружба с собой начинается с рукопожатия со своим физическим телом, — говорит Кино. — Если вы сразу начинаете с команд, то это все равно что человеку, которого вы едва знаете, сказать: «Ну-ка, постирай мне!» Разве не так мы поступаем с телом, когда говорим ему: «Ну-ка делай эту асану!» А когда тело не делает, мы ругаем его: «Bad body!» Важная вещь, которую нужно понимать: если своей практикой вы оскорбляете тело, от этого никто не выигрывает. Вы никогда не сможете заставить свое тело сделать что бы то ни было, вы можете только попросить, а потом подождать. И чем ласковее вы попросите, тем быстрее дождетесь ответной реакции. Так, как с любым другим человека. Таким образом мы учимся дружить с собственным телом».

Кино признается, что в начале ее собственного journey into Ashtanga yoga ее саму бесили безуспешные попытки сделать ряд асан, она «нападала» на тело и получила ряд травм, в том числе перелом плеча. «И настал день, когда я поняла, что просто веду войну с собственным телом, — говорит Кино. – Я также поняла, что если мой мозг победит, то тело будет перекорежено».

Поэтому Кино подчеркивает: внимательно относитесь к тому, что вы сами себе говорите: «Если вы думаете, что у вас слишком короткие руки или слишком длинные ноги, то вы сами делаете проблему неразрешимой. Единственный выход в этом случае – реинкарнация».

К обвинениям «слишком зажатая грудная клетка», «слишком тугая поясница», «слишком жесткий голеностоп» это, видимо, так же относится.

По Кино, вместо обвинений «дурацкие руки, вы слишком короткие» нужен внутренний диалог: «У меня недостаточно сильные руки, и я работаю над тем, чтобы их укрепить». «Вам может показаться, что это не имеет никакого значения, на самом деле это имеет колоссальное влияние на то, как тело будет откликаться на команды», — уточняет Кино. И в этот момент она не улыбается – она слишком серьезна.

Для работы с собственным телом требуются примерно те же качества, которые нужны для того, чтобы выдрессировать щенка – любовь, безграничное терпение и целеустремлённость. Так выглядит процесс приручения кундалини (внутренней скрытой силы) в трактовке Кино МакГрегор. «Если сначала не получается, не бросайте, пробуйте снова и снова независимо от того, сколько времени это займет. Всегда с любовью и терпением. Это очень важно», — призывает Кино.

То, что очень важно сохранять состояние спокойного принятия при незначительном или даже нулевом результате, Кино подчеркивала несколько раз. Заложенная в «Йога-сутрах» непривязанность к результатам позволяет в том числе предохранить тело от травм. «Во время практики вы вкладываете в нее все силы, и если в результате ничего не происходит – просто двигайтесь дальше, продолжайте свое путешествие и наслаждайтесь этим процессом, — говорит Кино. – Цель йоги не в асанах, а в собственном опыте, для которого асаны являются только проводником».

«В тот день, когда у вас впервые получится сделать проброс, вы можете проснуться в плохом настроении»

У каждого из практикующих Аштанга йогу есть свой набор наиболее трудных асан. Вначале мы не верим, что когда-нибудь вообще сможем их выполнить (и искренне удивляемся, почему наш преподаватель считает иначе), потом мы эти асаны тихо ненавидим, потом мы их неожиданно для самих себя выполняем, а потом любим их сильнее всех остальных.

«Причина, по которой позы настолько сложны, заключается в том, что нам нужно испытать собственные ограничения», — объясняет Кино МакГрегор.

На это может уйти много времени. Кино вспоминает, как Шри Паттабхи Джойс говорил: чтобы понять асану, ее нужно сделать минимум 1000 раз: «Если вы занимаетесь ежедневно, это три-четыре года практики. Когда я впервые услышала эти слова Гуруджи, я подумала, что три-четыре года в принципе приемлемо. А потом я услышала, как он уточнил: «Тысячу раз надо правильно выполнить позу – тогда приходит понимание».

По Кино, должно быть желание прилагать усилие с одновременной непривязанностью к результату. Результат зависит не от нас. Особенно это касается асан, в которых работа идет с силой.
«Вы не знаете, когда произойдет прорыв, — говорит Кино. — Это решение принимает сила, которая больше вас. В тот день, когда у вас впервые получится сделать проброс, вы можете проснуться в плохом настроении. У вас не будет никаких ожиданий. Это просто произойдет. Вопрос в том, готовы ли вы потратить те силы, которые необходимо потратить».

На то, чтобы освоить стойку на голове у Кино ушло 10 месяцев, стойку на руках – 5 лет, проброс назад – почти 6 лет.

Сегодня сложнейшие балансы на руках в исполнении Кино выглядят так, как будто для нее это так же естественно, как стоять на ногах. Технику выполнения стоек на руках Кино объясняла подробно, но главная ее мысль такова: ключ – это стабильность плеч, которая, в свою очередь, отражает стабильности ума. То есть, главное все-таки стабильность ума. Соответственно, по мысли Кино, научиться спокойно стоять на руках означает обрести устойчивость в жизни. И если на пути к этому придется тысячу раз упасть, например, из Пинча Маюрасаны – «ну ничего страшного, падайте».

В отношении всех без исключения асан ее рекомендация была создавать пространство внутри тела при их выполнении. «Асана – это когда вы создаете пространство», — говорит Кино. Точно такую же рекомендацию ранее я услышала от Марка Дарби. «В каждой асане я рекомендую выбирать такое положение, в котором появляется пространство, и тогда энергия начинает течь», — сказал он.

«Ваша работа состоит в том, чтобы разгадать загадку на основе собственного опыта»

Теперь о главном. О бандхах. Мула бандху Кино определяет как выстраивание пространства вокруг инфраструктуры тазовых мышц с присутствием во всем этом осознанности. Короче, без дришти не разобрать. Позднее Кино уточнила, что путь к бандхам, собственно, и лежит через дыхание и дришти.

Далее, следуя ее указаниям, все старались «включить лампочку» мула бандхи. Дальнейшие признания показали, что сделать это получилось далеко не у всех: кто-то нажимал не на те выключатели, а у кого-то просто не было электричества. Кино ободрила: «Мула бандха все время убегает. Такова природа ума, такова природа тела – ничего страшного в этом нет».

«Важный момент – во время практики вам не нужна постоянная 100-процентная активация мула бандхи, — говорит Кино. – Да, в одних асанах мула бандху нужно сжимать максимально, но в других ее нужно сжимать ровно настолько, чтобы создать поддержку для позы, и для этого может хватить 5-процентной активации. Если вы делаете какое-то минимальное включение мула бандхи, вы тем самым оказываете поддержку позвоночнику и предохраняете его от травм».

У уддияна бандхи Кино выделяет две разновидности – одна для гибкости («открытая пещера»), а другая для силы («закрытая пещера»). Так что все мы в каком-то смысле пещерные люди.

Открытая, или пустая пещера, получается если расширять пространство внизу живота, втягивая в себя отрезок между пупком и лобковой костью. Образуется полость, как будто таз превратился в пещеру. По словам Кино, это дает доступ к глубоким прогибам и к глубокому провороту тазобедренных суставов. Закрытая пещера нужна практически во всех балансах на руках и в пробросах. Для этого мышцы живота должны создать стенку у передней части пещеры («представьте, как будто в открытую пещеру зашел Индиана Джонс и двери захлопнулись»).

При этом Кино призналась, что описанная ею пустота внутри таза – это загадка: «Когда я говорю о полости за лобковой костью, за подвздошными костями и перед крестцом – это своего рода головоломка. Загадка в том, что в физическом теле этого пространства не существует. Но как только вы входите в контакт со своим энергетическим телом, это пространство там становится безграничным. Ваша работа состоит в том, чтобы разгадать эту загадку на основе собственного опыта».

Автор: Александра Белуза. По материалам сайта yogatimejournal.ru